home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О мудром каменотесе

Жили по соседству каменотес Хван Чинь Сен и художник Но Сам Бон. Каждый день они работали не покладая рук. А в праздники навещали друг друга. Один любовался мраморными и нефритовыми колоннами и плитами с кружевом резьбы, другой - картинами, искусно написанными по серебристому шелку. Дружно жили каменотес и художник.
Жители города и поселков любили каменотеса и художника. Они приходили любоваться их искусной работой, запоминали и распространяли по всей стране их остроты на счет королевских министров - да чего там скрывать! - и самого короля.
Королевские министры узнали об этом и задумали погубить каменотеса и художника.
Особенно старался один из них, самый важный и злой. Заказал он художнику написать волшебный дворец, а когда картина была готова, направился с нею прямо к королю. Поклонился королю, развернул перед ним картину, нарисованную на шелке, и сказал:
- О, мой повелитель! На этой картине воспроизведен сон, виденный мною. Царь небесный строит себе такой дворец. Ему нужен хороший каменотес. Лучший же каменотес - Хван Чинь Сен - живет в нашей стране и в нашем городе. И вот царь небесный велел мне передать, чтобы вы послали к нему этого каменотеса. А для того, чтобы каменотес попал к небесному царю, его надо сжечь на костре возле высокой скалы: с дымом и пламенем улетит прямо на небо.
Король ответил:
- Разве можно сомневаться в моей покорности небесному царю! Я сегодня же отошлю к нему этого каменотеса.
И приказал король известить каменотеса о том, что его ожидает. А министр поспешил домой - руки от радости потирает.
Что же делать каменотесу? Стал он собираться в дальний путь. Оделся в бедную одежду, свой инструмент сложил в белую, чистую сумку. Простился с детьми, с женой, сходил на кладбище, поклонился могилам предков…
Когда вернулся домой, королевская стража уже ожидала его.
Привели каменотеса к месту сожжения. Видит он - у подножия высокой скалы костер готовят, уже несколько охапок дров лежит. Посмотрел каменотес на скалу - и вдруг ободрился, давай покрикивать на королевских слуг.
- Больше, больше тащите дров! А то остановлюсь на полдороге и буду висеть в воздухе, тогда будет вам плохо.
Захлопали бичи, заревели быки, заскрипели колеса телег. Опять начали подвозить дрова. Вскоре возле скалы выросла огромная куча дров и хвороста. А каменотес взбирался по дровам все выше и выше, пока не подобрался к едва заметной снизу неглубокой расщелине в скале: он-то сразу ее заметил.
На заходе солнца вспыхнули дрова, облитые смолой; густой дым скрыл каменотеса. Тогда он проник в расщелину, вынул из сумки свою кайлу и давай скорее ход углублять да расширять.
Разгорелся костер, а каменотес был уже в стороне от огня - сидел в расщелине и трубочку покуривал.
Прогорел костер, погасили угли, люди разошлись от костра. Тут каменотес выбрался из щели и ушел в горы. Там, в горах, он прожил сто дней и ночей. На сто первый день вышел, бледный и худой, - и прямо к королю. Министры как увидели его, так и ахнули.
- Каменотес прибыл от царя небесного, - понеслось из зала в зал королевского дворца.
Побежали скорей доложить королю о столь небывалом происшествии.
Каменотес прошел мимо и только буркнул: «Дров маловато было, еле-еле долетел».
- Готов дворец-то? - спросил король, увидев его.
- Готов... Всевышний благодарит вас за помощь.
- А расписан ли его дворец так, как мой? О, всевышнему, верно, требуется и художник!
- Да нет, - возразил каменотес, - он желал бы видеть».
Но король не стал больше слушать каменотеса. Радуясь своей предусмотрительности, он повелел немедленно отправить художника на небо. «Вот всевышний будет мной доволен!» - думал король.
- Пощади, мой повелитель, без меня погибнет моя семья!
Но не внял король его мольбе и велел собираться к небесному царю.
Пришел художник домой, собрал краски, кисти и, еле живой, поплелся, окруженный стражей, к костру.
Вдруг навстречу ему - каменотес. Подошел к художнику, как будто проститься с другом. А сам быстро нагнулся к нему и шепнул на ухо, чтобы никто не услышал:
- Не горюй. В скале есть узкая щель. Попроси только повыше костер сложить. Как закроет тебя дым костра, залезай в нее. Сперва, трудно будет, но дальше я расширил ход, и ты легко выберешься в горы. Ночью я встречу тебя там, в горах, что-нибудь придумаем вместе... Я так спасся, спасешься и ты.
Легче стало у художника на душе, смелее пошел он к костру. Подошел, на слуг закричал, чтобы побольше дров тащили. И каменотес тут как тут - больше всех кричит, чтобы дров не жалели, поторапливает слуг. Высокий костер сложили для художника, чтобы скорей улетел он к небесному царю.
На заходе солнца загорелся костер. Но художник уже скрылся в щели. Ночью его встретил каменотес и спрятал в пещере в горах. Туда же принес ему пищу.
Сто дней и ночей провел в горах художник, а на сто первый вернулся в город - и прямо к королю.
- Расписан ли дворец? - спросил у художника король. - Готов дворец, мой повелитель. Да только царь небесный без тебя и твоих министров не желает праздновать новоселье: приглашает тебя на праздник, - ответил художник.
Король обрадовался и тут же повелел собирать его в гости к небесному царю. И министрам приказал собираться в путь. Приуныли министры, да делать нечего.
Три дня и три ночи возили дрова к высокой скале. Целую гору дров навезли.
Музыкантов согнали к костру со всей страны. Стонут и охают барабаны, свистят флейты. Взобрался король вместе со своими министрами на дрова. Облили смолою дрова, зажгли костер.
Сгорели дрова, а с ними и глупый король, и его надменные министры. Налетел ветер и развеял их пепел.
Прошло сто дней, двести, триста... тысяча дней, и никто не видел больше короля и министров. Так они и не вернулись на землю.
Хорошо зажили без них все простые люди!
 

3.jpg