home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Чора и пристав

Чора, будь моим работником, - обратился пристав к Чоре. - В месяц будешь получать восемь рублей, кормить тебя будут хорошо, а работа пустяковая: подергивать вожжами.
- Не согласен, - отказался Чора.
- Почему?
- А ты вот послушай, - и Чора рассказал следующую притчу:
"Однажды в поисках пищи голодный волк приблизился к аулу, где повстречал жирную собаку. "Ну и жирная ты, где ты пищу достаешь?" - спрашивает волк. "Меня кормит хозяин, я оберегаю его двор". - "А нельзя ли и мне охранять двор за пищу?" - "Почему же нет? Пойдем в аул", - предложила собака. Идут они - собака впереди, волк за ней. Волк увидел истертую шею собаки. "Что с твоей шеей?" - спрашивает волк. "Шея натерта цепью", - ответила собака. "Так вас на привязи держат?! Тогда прощай, не нужно мне такого добра.
Лучше быть голодным, но свободным!" - сказал волк и рысью пустился в лес.
- Вот поэтому, пристав, мне приятнее жить без твоих вожжей, - заявил Чора.
- Может быть, на более выгодных условиях ты все-таки согласился бы пойти ко мне в работники? - не унимался пристав.
- Нет, ни на каких условиях я не покину родные горы.
- Что же тебя к ним так сильно привязывает? Тогда Чора рассказал еще одну притчу: "Пророк Магомет задумал построить в Мекке святой дом. Созвал он всех сущих тварей и поведал им, что для очищения предаст это место огню, и пусть они все заблаговременно удалятся. В окрестностях будущего святого дома запылал огонь, который вскоре спалил все живое и неживое. Идет после этого Магомет и видит обгоревшую, чуть живую змею, "Я же заранее сообщил об огне, почему ты, змея, не покинула эти места?" - обратился к ней пророк Магомет. "Не кори меня, пророк, - ответила, говорят, змея, - в этих местах с незапамятных времен жили мои отец и мать, все наши предки. Любовь к этим местам была выше боязни перед пылающим огнем, я решила сгореть в нем, но не покинуть родного края".
- Подумай, пристав, если даже змея так верна той земле, где жили ее предки, то неужели я мог бы покинуть родные горы Чечни? - заключил Чора.
- О, гордый чеченец! Вижу я, не уговорить мне тебя, - сказал пристав и ушел.

* * *

Однажды в родной аул Чоры Дай прибыл пристав с толмачом, чтобы объявить какой-то важный приказ власти. Говорил, говорил пристав о чем-то строго и длинно, толмач его переводил на чеченский, но Чора ни того, ни другого не слушал.
И вдруг пристав повернулся к Чоре и, взмахнув рукой, что-то сказал.
- Что он говорит? - спросил Чора у толмача.
- Он велит тебе позвать Кечила, - пояснил тот.
Чора оглянулся вокруг и заметил среди собравшихся одного мужчину, у которого на левом боку висела шашка, на поясе - кинжал, а на правом боку - чеченский пистолет. Подошел к нему Чора и говорит:
- Эй, тебя пристав зовет.
Когда Чора подвел этого вооруженного мужчину, пристав стал ругать Чору:
- Я не его звал! Бестолковый ты! Мне Кечил нужен, Кечил! Понимаешь?
- Не сердись, пристав, - невозмутимо ответил Чора, - если этот человек, вооруженный, как видишь, с ног до головы, не кечил, то я не знаю, кто же еще может быть кечилом.
Тоща пристав и вовсе вышел из себя и начал непристойно кричать на Чору.
- О, видали? - сказал Чора. - Каков ка!
- Что он сказал? - спросил пристав у своего толмача.
Толмач второпях буквально перевел слово "ка":
- Он сказал, господин пристав, что вы - баран.
- Вот я покажу тебе, кто из нас баран! - взревел пристав и уехал, так и не завершив свое важное дело, с которым прибыл в аул Дай.

 

6.jpg