home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О султане Дарае, о газели и о нищем - 10

Остановившись перед Дараем, она отвесила ему низкий поклон.
- Чего тебе нужно? - спросил Дарай.
Он возлежал на своем ложе, угощаясь сладким шербетом и затягиваясь ароматным дымом кальяна.
- Государь, наша газель умирает. Не ест, не пьет, только просит тебя, государь, снизойти, проведать ее, - сказала старая хранительница.
Дарай нетерпеливо поморщился и, отложив трубку, произнес:
- Дай-ка ей похлебки из проса. Она, как видно, объелась сладостями.
Старушка со слезами на глазах вернулась к газели и передала ей ответ Дарая.
- Нехороший он, этот твой господин, голубка моя. Ты для него жизни не жалела, царство ему раздобыла, а он платит тебе черной неблагодарностью.
Горько заплакала газель, но ничего не сказала. На следующий день снова призвала она старушку.
- Дорогая матушка, мне все хуже и хуже становится, пойди к моему господину, да передай ему в точности мои слова:
"Газель смертельно больна. В память того, что было, она умоляет тебя придти".
Пошла старушка к Дараю и говорит:
- Газель смертельно больна. В память того, что было, она умоляет тебя придти.
Дарай в этот момент сидел за пиршественным столом. Поморщился он, услышав слова старушки, и ответил:
- Да что ты мне вечно портишь настроение, старая! Ничего с ней не станется, с этой газелью. Пусть немного поголодает, - и дело с концом. Вижу я, что слишком уж много она себе позволяет, слишком я ее разбаловал. И передай ей от меня, что я вспоминать даже не хочу о том, что было, хочу наслаждаться тем, что есть. А тебе раз и навсегда запрещаю приходить ко мне с подобными глупостями.
Вернулась старая служанка к газели и с плачем рассказала, как принял ее Дарай.
- Уж ты, моя голубушка, забудь о нем, нет у него больше сердца к тебе, забыл он обо всем, что ты для него сделала, - произнесла она с жалостью, печально качая головой.
Застонала тогда газель от боли и вымолвила тихонько:
- Иди же, матушка, еще раз к моему господину и скажи: "Умирает уже газель. Разве не жаль тебе той, которую ты выкупил за серебряный шиллинг, найденный в мусоре?"
И снова пошла старушка к Дараю, повторить ему слова газели, но он, не дав ей и рта раскрыть, закричал:
- Снова ты здесь, старая ведьма! Прочь отсюда, иначе я велю тебя палками избить!
- Я пойду, я пойду, на конец света готова уйти, чтоб только глаза мои не видели такой неблагодарности. Но до этого я обязана повторить тебе слова твоей благодетельницы: "Умирает уже газель. Разве не жаль тебе той, которую ты выкупил за серебряный шиллинг, найденный в мусоре?
Услышав эти слова, Дарай соскочил с трона, на котором восседал, окруженный придворными, и бешено завопил:
- Пусть издохнет твоя газель и ты вместе с нею!
Прочь отсюда! Схватить эту старуху!
С плачем, еле волоча ноги, побрела старая хранительница замка к газели. Остановилась она перед ней, смотрит, но ни слова от жалости вымолвить не может. Газель, тяжело дыша, взглянула на старушку и все сразу сама поняла. На глаза ее навернулись две большие слезы, еще раз вздохнула она, тяжело уронила голову на землю и умерла.
В ту же самую ночь Фатима, супруга султана Дарая, видела сон. Снилось ей, что она снова в доме своего отца, играет в мяч во дворце. А когда проснулась, то и глазам своим не поверила. Протерла она глаза и снова огляделась по сторонам. Да кет - не сон это: все тот же ее родимый дом, те же самые спальные покои, то же самое ее ложе с серебряными грифами и все те же слуги встречают ее с улыбками, а дорогой батюшка радостно ее обнимает... А султан Дарай и царство его и свита - все это ей только приснилось...
Дарай также видел страшный сон в эту ночь. Будто он - голодный, в лохмотьях - ковыряет своей палкой в кучах вонючего мусора, выискивая остатки пищи.
- Ох, что за отвратительный видел я сон. Все еще преследуют меня воспоминания о том, что бесповоротно уже минуло! - воскликнул он, вскакивая со своего ложа.
- А ты здесь откуда взялся, старый попрошайка? Негде тебе уж и спать, только на моем дворе? А ну-ка, "накатывайся отсюда поскорей, дармоед несчастный! За работу лучше б взялся, лентяй, чем по мусорным ямам лазить!
Старый хозяин с палкой в руке набросился на Дара я, а тот прыгнул в сторону и опрометью бросился наутек - только пыль поднялась столбом.
 

6.jpg