home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О султане Дарае, о газели и о нищем - 09

И в самом деле это была газель с рыцарями и караваном карет, навьюченных мулов, верблюдов и ослов.
Просиял лик султана, а с лица его дочери Фатимы исчезли следы печали и беспокойства.
Но больше всех радовался Дарай.
Вечером, оставшись один в своих покоях, он вызвал к себе газель и начал ее расспрашивать о своем царстве. Велико ли оно и могуче? Богат ли дворец? Сколько в нем царских покоев? Сколько дворцовых слуг у него, какие конюшни, сколько тысяч коней и верблюдов?
Удовлетворив свое любопытство, он похлопал газель по шее и сказал:
- Ну, я вижу, что мне нечего стыдиться перед Фатимой. Но ты-то могла бы избавить меня от стольких дней ожидания!
И, вытянувшись на своем ложе, он подал газели знак, чтобы та оставила его одного.
Вскоре была торжественно отпразднована свадьба Дарая и Фатимы. Весь царский дворец гремел от музыки, танцев и песен. А потом Дарай вместе со своей молодой супругой в сопровождении свиты двинулся в путь к своему царству.
Со слезами на глазах проводил свою дочь старый султан.
Газель бежала впереди каравана. Дел у нее было полным-полно: и путь указывать, и места постоев определять, и о порядке в пути заботиться.
А ее господин, султан Дарай, ехал со своей молодой женой в золотой карете, обитой голубым бархатом и украшенной жемчугами. Был он так счастлив, что обо всем на свете позабыл, засмотревшись на прекрасное лицо Фатимы. Лишь время от времени он бросал приказания своим слугам и рыцарям из свиты и был так горд и высокомерен, что все перед ним дрожали.
Однажды, когда он приказал выпороть молоденького пажа за то, что тот недостаточно быстро обул его, газель вступилась за мальчишку. Однако Дарай, сурово сдвинув брови, сказал: 
- С каких это пор газель-рабыня смеет делать замечания своему господину? На первый раз я прощаю тебя, из уважения к твоим заслугам перед троном, но помни свое место!
Газель печально отошла в сторону и с тех пор приближалась к Дараю только по его зову.
Наконец, после долгого путешествия, показались стены города, а за ними - весь блестя и сияя на солнце - царский дворец, белый, как из алебастра, с четырьмя великолепными узорчатыми башнями по углам.
Прекрасная Фатима и ее придворные надивиться не могли красоте этого города и дворца.
- Так вот оно какое твое государство, мой дорогой супруг! - с восхищением произнесла Фатима, приподымая край своего покрывала.
- Да, Фатима, и отныне ты будешь владеть им наравне со мной, - гордо произнес Дарай и приказал бить в бубны и трубить в рога в честь его приезда.
На пороге дворца встретила их старая хранительница и отдала ключи от замка молодой государыне в знак того, что с этих пор она тут будет царить. При виде газели улыбка осветила морщинистое лицо старушки. Глядя на свою приятельницу и целуя ее, она все приговаривала:
- Так уж я рада, что вижу тебя, моя дорогая, так уж рада! - Но в этот же момент обе они вздрогнули от гневного сурового окрика Дарая:
- Оставь свои нежности! Проводи лучше царицу в ее покои.
Газель в тот день одиноко блуждала по дворцовым садам и паркам. Печальна была она, не радовал ее ни шум, ни гомон улиц, ни оживление, царившее в городе и во дворце. Не радовали ее и звуки веселой музыки, долетавшие до нее из покоев, где пировал ее господин, султан
Дарай.
Так прошло несколько дней. Дарай с Фатимой все время проводили на балах, на пирах и турнирах.
Сотни слуг от зари до зари безустанно носились, выполняя каждое желание своего нового владыки.
Только газель, печальная и грустная, блуждала по залам и аллеям садов, робко пробираясь в толпе гостей и придворных рыцарей, всеми понукаемая, никому ненужная.
Однажды вечером легла она и сказала старой хранительнице:
- Заболела я, матушка, тяжело заболела. Пойди к моему господину, султану Дараю, и скажи ему такие слова:
"Газель умирает. Не ест, не пьет, только просит тебя, государь, снизойти - проведать ее!".
И старушка отправилась к султану в его покои.
 

6.jpg