home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О султане Дарае, о газели и о нищем - 07

Долго пришлось скакать газели к царству дракона. Уже и звезды побледнели на небе, и заря зарозовела, а она все еще была далеко от своей цели. Лишь к сумеркам следующего дня добралась она до стен города. Огромный был этот город и богатый, с сотней башен и ворот. А на горе высился замок с четырьмя башнями, окруженный стеной из острых кольев.
Промчалась газель по одной улице, потом по второй, третьей - всюду тишина. Ни собака не залает, ни птица голоса не подаст, а людей вокруг множество. Одни стоят у лотков, другие - на площадях и улицах сидят на порогах домов или лежат рядами прямо на земле вдоль улиц. Удивляется газель, осматриваясь вокруг, ноздри свои раздувает, то одного, то другого мордочкой потрогает, но ни один не дрогнет, не отзовется, лишь тяжко все вздыхают.
- Ага, - думает газель, - правду сова сказала. Все эти люди, отравленные дыханием дракона, спят непробудным сном.
Поскакала она во весь опор к стенам замка. Снова приглядывается, ушами стрижет, слушает и принюхивается. А вокруг ни души, везде - мертвая тишина. Даже птицы, бабочки и жуки спят в окрестностях замка дракона.
Начала искать газель волшебное зелье, которое, как сказала сова, растет под стенами крепости. Обошла она по очереди одну за другой три башни - но зелья не нашла. Вдруг смотрит - у подножья четвертой башни что-то краснеет. Ну, да - это оно и есть, волшебное зелье, что цветет пурпурным цветом, огненное, как кровь или пламя. А пахнет сладко, как самый ароматный в мире мед.
Остановилась газель у самого зелья и глубоко задумалась: как бы сорвать его, самой не погибнув от его яда. Пока она так размышляла, стоя в кустах, заскрипели ворота замка, до этого наглухо закрытые, и из башенных ворот вышла маленькая сгорбленная, сморщенная старушка. Подошла она к газели, охнула, поправила очки на своем носу и сказала:
- Увидела я тебя из окна высокой башни, моя милая, и вышла, чтоб предостеречь тебя, так как жаль мне сделалось тебя, такую молоденькую и неопытную. Беги поскорее отсюда, неосторожная! Этот замок и этот город принадлежат моему господину, страшному дракону. Кто бы ни приблизился к нему, - человек или животное, - все засыпают сном непробудным. Я одна не боюсь волшебства - чудовище помиловало меня потому, что я ежедневно варю для него похлебку и очень нужна ему. Но ты, милая газель, беги отсюда без оглядки, куда глаза глядят, если жизнь тебе не надоела.
- Я пришла сюда, чтобы освободить всех вас из-под власти дракона, а царство его отдать моему господину, султану Дараю.
- Тише, несчастная! - зашептала старушка. - Дракон может вернуться, услышит твои речи, и тогда мы обе погибли. Когда он прилетает в свой дворец, сначала подымается такой ледяной ветер, что дрожь пробирает всех до костей, а потом из пасти дракона пышет такой жар, что ни одно живое существо но стерпит. Наевшись и напившись, - объясняла газели старушка, - дракон укладывается спать вот под этим деревом. А как проснется - снова исчезает на целые дни из замка. И является он всегда в одно и то же время - в полдень.
- А как же все эти люди - там в городе, и здесь во дворце,- спросила газель, показывая на лежащих у входа во дворец усыпленных слуг, рыцарей и придворных, - просыпаются ли они когда-нибудь?
- Ох, газель, им-то уж никогда не проснуться! Разве только, если это страшилище исчезнет с лица земли. Видишь ли, когда-то это царство принадлежало великому и доброму царю... И вдруг, откуда ни возьмись, прилетело это чудовище, убило нашего государя, всех его воинов и свиту, а остальных жителей страны дракон усыпил своим огненным дыханием.
- А если удастся убить дракона, вся страна оживет?
- Да, тогда все немедленно проснутся, - сказала старушка. - Но что говорить понапрасну, никто на целом свете не совладает с драконом. Не один уже пробовал, да погибал или засыпал, как остальные, без памяти и без чувств. У дракона ведь семь голов и даже если все их отрубить, вырастают новые. Кто же справится с таким чудовищем? - вздохнула старушка, опасливо оглядываясь по сторонам, и со страхом прислушиваясь, не возвращается ли ее господин.
- Послушай меня, матушка, - сказала газель, - я освобожу тебя и твою страну. Только нарви мне этого зелья, что цветет там, под стеной, пунцовым цветом. Это волшебное зелье. Как только дракон его проглотит, он в ту же минуту упадет мертвым на землю, не отрастут наново все его семь голов. Ты только не бойся, брось это зелье в варево, которое готовишь ему.
Старушка нарвала целую корзину этого зелья, подсыпала его в драконово варево и стала дожидаться возвращения чудовища.
Ровно в полдень на следующий день вдруг зашумел вихрь, воздух запылал жаром, и семиголовый дракон появился на дворцовом крыльце.
- Эй, старая! Давай быстрей есть! Голоден я сегодня страшно, - зарычал он во всю мочь, бросая во все стороны взгляды своих налитых кровью глазищ на всех семи головах.
 

9.jpg