home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О плачущих и смеющихся яблоках - 01

У великого падишаха был единственный сын по имени Хаджаф. Однажды Хаджаф скакал галопом на вороном коне и, разогнавшись, наскочил на какую-то старушку, несущую на голове кувшин с водой. При виде черного всадника, мчащегося прямо на нее, старушка перепугалась, задрожала, кувшин ее опрокинулся и, упав на землю, разлетелся на мелкие кусочки. А Хаджаф громко засмеялся и пришпорил коня.
- Пусть даже яблоки в твоих руках будут плакать! - бросила старушка вслед исчезающему вдали злому всаднику.
Все это видел молодой бедный гончар Хуссейн, выделывавший из глины красивые миски, кувшины и другую посуду. Подошел он к старушке и подал ей свой только что обожженный на огне кувшин:
- Вот, тебе, матушка, новый кувшин вместо старого.
Старушка вытерла слезы, взяла из рук Хуссейна новенький кувшин, поблагодарила его и произнесла такое заклинание:
- Пусть даже яблоки в руках твоих смеются, добрый гончар!
А молодой принц Хаджаф потерял с тех пор покой: день и ночь только и думал о чудесных яблоках, которые видел во сне и наяву, вдыхая их запах. Он обо всем на свете забыл, лишь каждого встречного расспрашивал, не слыхал ли кто что-либо о такой стране, где растут чудесные яблони, которые приносят смеющиеся и плачущие плоды. Наконец, он решил пуститься на поиски такой яблони по белому свету:
- Прощай, отец, - сказал он падишаху. - Либо добуду я чудесные ябоки, либо погибну.
Отец слезы с глаз своих вытер, благословил сына в дорогу и дал ему скакуна.
На рассвете князь Хаджаф покинул отцовский дворец и пустился в путь.
Он ехал по бесконечным степям и диким лесам, долго-долго, пока не оказался у подножия высокой горы. Там рос старый дуб, которому исполнилось тысяча семь лет. Из-под его корней били три родника, а от них дорога разветвлялась в трех направлениях.
- Напейся моей воды, - слышит Хаджаф голос первого родника, - и ты будешь богаче самого багдадского султана.
- О, зачерпни моей воды, юноша, и ты будешь управлять великим царством, - прожурчал второй.
- Если ты утолишь жажду моей водой, то станешь обладателем яблок, которые смеются и плачут, - прожурчал третий родничок.
- Есть у меня и богатство и власть, - воскликнул Хаджаф. - Мне нужны одни лишь волшебные яблоки.
Он напился воды из третьего источника и двинулся по его течению.
Долго ехал Хаджаф, так долго, что не счесть дней и ночей, проведенных им в пути.
Узеньким ручейком вода из этого источника все плыла и плыла дальше, потом разлилась в широкую реку, потом впала в море, смешивая свое течение с его солеными волнами. Остановился Хаджаф на берегу и вглядывается в безбрежную морскую даль.
- Куда же ты меня привела, вода? Куда же ты меня, река, завела? - сердито жалуется он высокому небу.
И тут водяная куропатка к берегу подплывает, ударяет своими крылышками о волны и кричит во все свое горлышко:
- Пию, пию, пию, пию! Иди вправо, иди вправо! Пию, пию! - и, нырнув в волны, она уплыла в морскую даль.
Повернул Хаджаф своего коня вправо, мчится через рвы, через скалы - снова перед ним большая река. А на берегу ее сидит женщина с младенцем на руках и громко плачет. Промчался мимо них на своем коне Хаджаф, даже не глянув в их сторону, не спросив, почему женщина плачет. Только на всем скаку влетел он в реку на коне и вплавь на другой берег перебрался.
- Заплачут яблоки в ладонях твоих, ох, заплачут, - произнесла незнакомка, глядя вслед исчезающему вдали всаднику.
В это время у реки оказался молодой гончар. Увидел он плачущую женщину с ребенком и спрашивает ее:
- О чем ты плачешь, добрая женщина?
 

12.jpg