home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Болтливая баба

Жили-были муж с женой. Жена была страсть какая болтливая: утаить ничего не могла. Что только ни услышит, в ту же минуту вся деревня знает.
Пошёл мужик в лес. Стал волчью яму рыть и нашёл клад. Сам думает; «Ну, как теперь быть? Как только жена про богатство дознается, сразу пойдёт по всей округе трезвон,- дойдёт слух до нашего помещика, и прощайся с деньгами: все отберёт»,
Думал-думал и придумал. Клад закопал, место приметил и пошёл домой. Дошёл до реки, осмотрел сеть, а в сети бьётся щука. Мужик щуку вынул и дальше пошёл. Осмотрел по дороге капкан, что был на зайца поставлен, а в капкан заяц попал.
Мужик зайца вынул, в капкан щуку сунул. А зайда отнёс да в сеть запутал. Пришёл вечером домой.
— Ну, Татьяна, топи печь да напеки блинов побольше.
— А чего так? Зачем, на ночь глядя, печь топит»?
И кто вечером блины печёт? Вот ещё выдумал!
— Не спорь, а делай, что сказано. Знаешь, Таня, я клад нашёл, надо ночью деньги домой перенести.
Жена рада-радёхонька. Живо печку затопила, стала блины печь.
— Ешь, муженёк, пока горячие.
Мужик блин съест, а два да три в котомку, блин съест, а два да три в котомку — незаметно от жены.
— Что сегодня так разъелся, блинов на тебя не напасёшься...
— Так ведь путь не близкий, да и денег много, надо поплотнее поужинать.
Набил мужик котомку блинами и говорит:
— Ну, я сыт, ешь сама, да пойдём, надо торопиться. Жена наскоро поужинала, и пошли.
Идут они ночной порой, мужик опередил жену и стал из котомки блины доставать да на сучья вешать. А жена заметила на деревьях блины.
— Ой, гляди-ка, гляди, на сучьях-то ведь блины!
— А что удивительного? Разве ты не видала, как блинная туча впереди нас прошла?
— Нет, не видала, я всё под ноги глядела, как бы за коренья не запнуться.
— Зайдём-ка,— мужик зовёт,— тут у меня ловушка на зайца поставлена, осмотрим.
Подошли к капкану, вынул мужик щуку.
— Ой, муженёк, как это рыбина-то в заячью ловушку попала?
— А ты что, не знаешь, — есть такие щуки: и по суше ходят. 
— А я и не знала; коли бы своими глазами не видала, никому бы не поверила.
Пришли к реке. Жена говорит:
— Где-то тут твоя сеть поставлена, давай поглядим. Вытащила сеть, а в ней заяц. Жена руками всплеснула:
— Ой, батюшки! Что это сегодня творится? В ячеях-то ведь, заяц!
— Ну, чего квохчешь, будто век не видала водяных зайцев,— мужик говорит, — То-то и есть, что не видала. В ту пору дошли до места; мужик выкопал котёл, нагрёб денег по ноше, и отправились домой.
Дорога пролегала возле барской усадьбы. Только они сравнялись с усадьбой, как слышат: «Ме-ге-гее... ме-ге-гее...» — овцы блеют.
— Ой, как страшно, кто это? — баба шепчет.
А мужик ей:
— Беги скорее, это нашего барина черти давят. Как бы они нас не заметили!
Прибежали домой, насилу отдышались. Спрятал мужик клад, стали спать ложиться.
— Смотри, Татьяна, никому не сказывай про клад, а то худо будет.
— Ой, что ты, да разве я скажу! На другой день встали поздно.
Затопила баба печь, подхватила вёдра, пошла по воду.
У колодца соседки спрашивают:
— Что сегодня, Татьяна, так поздно у тебя печка затопилась?
— Ой, не говорите, ночь-то проходила, вот и проспала. 
— Да куда ты ночью ходила?
— Муженёк-то ведь клад нашёл, и ночью мы за деньгами ходили.
В тот же день по всей деревне только и разговору: «Татьяна с мужем клад нашли, две котомки деньжищ принесли».
К вечеру дошла весть до барина. Приказал мужику прийти.
— Как ты смел от меня утаить, что клад нашёл?
— Знать не знаю и ведать не ведаю ни о каком кладе,— отвечает мужик.
— Не запирайся,— барин кричит,— мне всё известно: ведь твоя же баба и рассказала про клад.
— Так ведь у ней не все дома! Она такого наскажет, чего и ввек не бывало.
— А вот увидим!
И велел барин позвать Татьяну.
— Нашёл твой муж клад?
— Нашёл, барин, нашёл.
— Ходили с ним ночью за деньгами?
— Ходили, ходили.
— Рассказывай всё, как дело было.
— Сперва шли всё лесом, а на сучьях-то кругом блины.
— Какие такие блины в лесу?
— Да из блинной-то тучи! Потом оглядели заячью ловушку, а там щука. Щуку вынули и дальше пошли. Дошли до реки, вытащили сеть, а в ячеях-то заяц. Ну, и зайца вынули. Недалеко от реки муж клад выкопал. Нагребли денег по котомке и обратно пошли. И как раз в ту пору мимо усадьбы проходили, как твою милость черти-то давили.
Тут барин не стерпел, ногами затопал:
— Вон отсюда, глупая баба!
— Ну вот,— мужик говорит,— видите, что моей бабе верить ни в чём нельзя, а я вот так век живу, мучаюсь.
— Верю, верю тебе, ступай домой,— махнул рукой барин.
Пошёл мужик домой, стал жить-поживать и до сих пор живёт да над барином посмеивается.
 

15.jpg