home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О смелом Мухамеде... - 04

Услышав эти слова, Мухамед вспомнил о перстне, который получил в гроте от старика и его дочери. "Да ведь говорили они мне, что живут за третьей пустыней от нас, в царстве пчел",- промелькнуло в голове Мухамеда, вспомнил он тогда слова: "Если будешь в нужде, поверни этот перстень на пальце".
Посмотрел он на перстень с золотою пчелкой, легко повернул его на своем пальце и в ту же минуту оказался в цветущем саду за третьей пустыней. А перед ним стояла чудо-девушка из того самого грота. Радостно захлопав при виде его в ладоши, она проводила Мухамеда к отцовскому дому.
- Что привело тебя к нашему порогу, дорогой мой избавитель? - спрашивает она его, проходя с ним по цветущему саду, полному пчелиных ульев, к белому домику над ручейком.
- Большое несчастье у меня случилось, - отвечает Мухамед. - Отец мой, калиф Омар, умирает. Только мед ваших пчел один-единственный может жизнь ему вернуть.
- О, Мухамед, ты не огорчайся! Мы дадим тебе столько меду, сколько понадобится. Сейчас я отца своего попрошу.
Мухамед загляделся на чудесную девушку, на цветы вокруг ручья, на зеленую траву, и от восторга ни слова произнести не может.
Король пчел, владыка этого края, вышел навстречу Мухамед, а как только услышал его просьбу, тут же вынес ему кувшин золотого меда и пожелал отцу его здоровья.
Взял Мухамед этот мед животворный, попрощался с красавицей, с королем-пчеловодом, перстень на руке повернул и снова очутился в отцовском дворце, у самого ложа умирающего калифа.
На этот раз он уже открылся перед отцом, упал на колени и сказал:
- О, отец, это я, твой сын перед тобой, твой Мухамед.
Если не мил я тебе - то уйду тут же, только ты возьми из рук моих этот кувшин меда, собранного от пчел, что за третьей пустыней живут. Этот мед вернет тебе жизнь и здоровье.
Отхлебнул калиф Омар глоток меда, другой - и чувствует, что с каждым глотком, с каждой каплей этого меда сил у него прибывает. Как заново рожденный с ложа своего он вскочил, сына родного к груди прижал и повелел великий пир устроить. Много радости, много веселья было тогда при дворе калифа Омара.
Но и посреди веселья Мухамед сидел молчаливый и задумчивый.
- О чем ты горюешь, сын мой? - спросил его калиф.
- Ах, отец, я думаю о тех, кто волшебный мед мне подарил и возвратил тебе жизнь,- ответил Мухамед.
- Кто же они, эти благодетели мои? Золотом я осыпал бы их! - воскликнул калиф.
- Это те, для кого я пурпуровые цветы тогда сорвал из твоего сада,- сказал Мухамед и во всем отцу признался. Рассказал о том, как он сторожил сад, как не спал, вора поджидая. Как ранил его и по следам крови в грот пришел, как там встретил прекрасную дочь короля пчел, колдовством превращенного в страшного дракона, как от той девушки он узнал о несчастье отца ее и потом решился цветы сорвать, чтобы вернуть ему человеческий облик. И еще рассказал Мухамед калифу, как изгнанный из отцовского дома, из дворца, бродяжничал он по белому свету, пока не взял его к себе сапожник и ремеслу своему обучил так хорошо, что он, Мухамед, сумел отцу туфли сшить без иглы, без шила и дратвы.
Калиф руками всплеснул и воскликнул:
- Так это ты меня и тогда от тяжелой болезни спас, Мухамед? Так это твои туфли меня на ноги поставили? Как же счастлив я, имея такого сына!
- О, отец, - сказал тогда Мухамед. - Счастье мое было бы еще полнее, если бы мог я взять себе в жены дочь этого пасечника - владыки пчел.
- Так посылай же скорее к ней сватов. Свадьбу я тебе такую сыграю, что другой такой и свет не видел! - обрадовался отец-калиф.
Э-эх! Тут уж никаким словом, никаким пером не описать этой свадьбы. Невеста взяла с собой золотых пчелок, в венок их вплела, а они так мелодично жужжали и гудели над головами молодоженов, что не нужно было никакой музыки.
Но не беспокойся, никого-никого из свадебных гостей они не ужалили - это ведь были заколдованные пчелы.
 

7.jpg