home


Авторизация

Рейтинг




main_image

О смелом Мухамеде... - 03

- Значит, ты украл цветы, да еще не хочешь сказать - для кого? Прочь! Прочь от меня! Знать тебя не хочу! Сыном тебя я больше не считаю! - закричал калиф Омар в великом гневе,
Так покинул Мухамед отцовский дом и пошел по белому свету счастья своего искать, на хлеб себе зарабатывать. И холод, и голод он узнал: ведь ничего делать не умел, ни с одной работой не был знаком - долго нигде его не держали.
Наконец, принял его к себе подмастерьем старый сапожник. Жил этот сапожник в бедной маленькой хижине на конце света, мастерская у него была убогая, да и работы немного. Едва-едва на ложку похлебки зарабатывал. Мухамед оказался учеником понятливым, старательным, работящим, и всем сердцем привязался он к старому сапожнику. И тот его полюбил, как собственного сына. Передал ему все секреты своего ремесла, - ведь когда-то он был самым лучшим сапожником в своем халифате. Вскоре Мухамед сделался настоящим мастером своего дела.
Однажды разошлась по миру весть, что калиф Омар тяжело занемог, обе ноги ему отказали, ходить совсем уже не может.
Со всей страны съехались врачи - и прославленные, и неизвестные. Они качали головами, выписывали разные мази, да ничем калифу помочь не могли.
Вызвали, наконец, самого придворного медика султана. Тот больного осмотрел, погладил бороду и говорит:
- Великий калиф встанет и ходить будет, как прежде, если только наденет туфли, к которым ни игла, ни шило, ни дратва не прикоснулись.
Услышал об этом Мухамед, день и ночь над своей работой сидит, наконец, сделал туфли, ни иглой, ни шилом, ни дратвой нетронутые. Положил их в сумку, взял с собой палку пилигрима, бедный плащ на себя набросил, башлык на голову натянул, чтобы не узнали его, и так вернулся он в свою страну и постучался у ворот отцовского дома. Не узнали его привратники и не захотели впустить в дом неизвестного бродягу. Мухамед сказал:
- У меня есть туфли, которые могут вылечить великого калифа.
- Ха-ха-ха! Посмотрите только на этого оборванца. Ты лучше сам себе сшей обувку, а уж о нашем калифе не беспокойся! Уж он и без твоей помощи обойдется, - насмехались над ним стражники, держась за бока от смеха.
Проходил мимо старый слуга калифа Омара, который еще на руках носил маленького Мухамеда. Он сразу же узнал сына калифа в одеянии нищего, но Мухамед палец на уста положил - велел ему молчать, не выдавать его.
- Впустите этого человека,- сказал слуга стражникам.- Все средства следует испробовать, чтобы спасти нашего господина. А вдруг этот бродяга сумеет ему помочь? Неисповедимы пути Аллаха!
Пропустила Мухамеда стража, и предстал он, наконец, перед ложем больного отца. Но вместо того, чтобы упасть отцу в ноги, он лишь сказал домочадцам, с трудом удерживая слезы:
- Вот лекарство для великого калифа.
Сказав так, он положил у изголовья больного туфли, к которым не прикасалась ни игла, ни шило, ни дратва, а сам вышел из дворца и вернулся в дом своего учителя и благодетеля.
На следующий день весь город забурлил новостями: калиф Омар выздоровел! Вдруг поднялся он с ложа без всякой посторонней помощи, лишь только надел эти волшебные туфли! Сам султан их ему прислал! Эй, люди, люди! Из чистого-пречистого золота эти самые туфли сделаны, серебряными гвоздями подбиты! - перекрикивая друг друга, делились новостями рыночные торговки.
Прошел год, и снова разошлась по городу весть, что калиф умирает.
- Слышал ли ты сынок, что говорят люди на рынке? - спросил старый сапожник Мухамеда. - Мол, нашего калифа уж ничто спасти не может. Вот если бы ему дали меда тех пчел, что живут за третьей пустыней, он выздоровел бы, а нет - придется ему умирать. Судьба, мой сынок, судьба!
- Что ты сказал, мой учитель, о меде, что за третьей пустыней пчелы собирают? - вскочил Мухамед со своей низенькой сапожничьей табуретки, на которой сидел, работая. Вот, отец его умирает, а его так и не простит, к ложу своему не призовет. И ничего он, сын, для него даже сделать не может!
- Я говорю то, что слышал. Медиков ко дворцу собралось видимо-невидимо, сидят, советуются, а один из них, самый старший, так сказал: "Ничто, кроме меда пчел из-за третьей пустыни, ему не поможет".
 

19.jpg