home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Фея лотоса - 02

- Лишь бы быть с тобой вместе! Я готов жить где угодно - на высоких горах и в дремучих лесах!
Хэхуанюй вынула из волос бутон лотоса и подула на него. В мгновение ока бутон расцвел. Она подняла цветок над головой, а другой рукой обхватила юношу, и они полетели. Мимо них проплывали облака, под ними парили орлы. Словами и не расскажешь, как высоко и как быстро летели они.
Вскоре они опустились в ущелье. Юноша посмотрел вокруг. Под ногами - камни, обросшие травой, а окрест - горы, их было столько, что не перечесть. И он загрустил.
Но Хэхуанюй, улыбаясь, сказала:
- Я буду ткать шелк, ты - охотиться. У нас будет и пища и одежда.
- Ведь здесь даже негде жить!
- Не беспокойся, все сделаем, - успокаивала его Хэхуанюй. - Я буду носить простые одежды. Я умею превращать сосновые ветки в тутовые деревья.
Она сняла свою зеленую длинную юбку и бросила перед собой. Юбка покружилась в воздухе и упала вдали. И там, где упала юбка, образовалось небольшое озеро, а посередине него стоял на сваях маленький домик, от домика к берегу вел узкий мост. Внутри домик  оказался просторным. В нем было все, что нужно для жизни. А около стены стоял ткацкий станок.
На следующий день юноша собрался на охоту. Хэхуанюй догнала его у двери и вынула из волос бутон лотоса:
- Возьми с собой вот это. Если встретишь хищного зверя, махни на него бутоном, и зверь не осмелится даже приблизиться к тебе. Но только никому не отдавай этот бутон.
Юноша взял бутон лотоса и ушел. Он поднялся на восточную гору. Там было много непуганной дичи. И зайцы не убегали, и фазаны не улетали. Много фазанов и зайцев поймал он. Возвращаясь домой, он еще издали увидел, что на склоне горы выросла зеленая тутовая роща. Хэхуанюй работала не покладая рук. Она втыкала сосновые ветки в щели меж камнями, и ветки сразу же превращались в большие тутовые деревья. Сосновые иглы кололи ей руки, щеки покраснели от солнца. Юноше стало жалко ее:
- Хэхуанюй, пойдем домой, отдохни. Она улыбнулась:
- Нам же здесь жить! И я хочу превратить это безлюдное ущелье в большое озеро, а голые горные склоны покрыть тутовыми деревьями.
На третий день юноша поднялся на западную гору и увидел там табуны диких лошадей. А горные козлы сами бежали ему навстречу.
Он сел на дикую лошадь, взял на руки козленка и вернулся домой. А дома уже лежали на кане зеленые шелковые ткани. Хэхуанюй разложила их на траве, и они сразу же превратились в изумрудную воду. Наступил вечер, а Хэхуанюй все ткала. От усталости у нее ныли руки, болела спина. Юноша сказал ей:
- Уже поздно, отдохни. Хэхуанюй улыбнулась:
- Нам же здесь жить! Я хочу превратить безлюдное ущелье в большое озеро, а голые горные склоны покрыть тутовыми деревьями.
Проходили день за днем, месяц за месяцем. Хэхуанюй в глазах юноши уже не была так прелестна, как прежде. Ее черные волосы стали менее шелковисты, румяное лицо-менее лучезарно. Однажды он спросил ее:
- Не работа ли состарила тебя?
Но Хэхуанюй только покачала головой.
Шел как-то раз юноша на охоту, перевалил несколько гор, перешел много оврагов и наконец подошел к впадине на тенистой стороне одной из гор. Тут не зеленела трава, не благоухали цветы, а на середине склона зияла черная пещера. В руках у юноши был бутон лотоса, поэтому он смело вошел в пещеру. Чем дальше он шел, тем темнее и мрачнее становилось в ней. Порой он чувствовал запах крови. Вдруг навстречу выскочил тигр с горящими, как фонари, глазами и, широко раскрыв пасть, кинулся на него. Юноша махнул бутоном лотоса, тигр сразу же повернулся и убежал. Юноша пошел вперед. Вдруг навстречу выбежала волчья стая. Волки навострили уши, опустили хвосты, окружили его. Юноша снова махнул бутоном лотоса. Волки повернулись и убежали. Вскоре юноша увидел впереди светлую полоску, подошел к большим дверям, распахнул их, и в глаза ему ударил яркий свет. Навстречу ему встала с кана красавица с белоснежным лицом и яркими губами. И показалось юноше, что Хэхуанюй по красоте и сравнить нельзя с этой девушкой. Он сел рядом с нею на кан. Та и разговаривала, и шутила, и угощала вином из золотых бокалов, кушаньями на серебряных блюдах. Голос ее был, как журчанье ручейка, медовые речи красавицы вскружили ему голову, и он решил остаться с ней. Прожил он в пещере только три дня, но совсем изменился: забыл он про любовь Хэхуанюй.
 

1.jpg