home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Волшебный фитиль

Крестьянин Ван Да-лан был трудолюбивым, но ему очень хотелось разбогатеть, и постепенно он потерял охоту к работе. Целыми днями раскидывал он умом, как бы поскорее добиться богатства. Услышал Ван Да-лан, что самый большой доход приносит в крестьянском хозяйстве откормка свиней. Несколько месяцев выкармливал Ван Да-лан свинью, а она не росла и не жирела, хотя ела очень много. Наскучило Ван Да-лану возиться с ней, и потащил он ее на базар, чтобы обменять на другую. Но за свинью ему давали так мало, что и поросенка купить не хватило бы. И понес Ван Да-лан свою свинью с базара обратно домой. Встретился ему на пути седобородый старец. Взглянул он мимоходом на свинью и воскликнул:
- Твоя свинья - настоящий клад!
- Не смейся, дедушка, надо мной, - ответил Ван Да-лан. - Какой же это клад?!
- Слушай внимательно, - сказал старик, - ты и не подозреваешь, какая замечательная у тебя свинья! В ее брюхе есть мешочек с салом, а в сале - белый масляный стержень. Если этот стержень вставить в лампу вместо фитиля и зажечь его, то лампа ярко загорится и начнет извергать из огня золото и серебро.
- Неужели это правда?
- Ну, не веришь - как знаешь.
Старик подобрал свои длинные рукава и пошел прочь. Но, сделав несколько шагов, повернулся и сказал:
- Запомни, сынок. Стержень не должен сгорать полностью. Пока он горит, у тебя ни в чем не будет недостатка.
Ван Да-лан повеселел. Вечером он заколол свинью. Действительно, в ее брюхе нашел он мешочек с салом и в нем маленький стержень. Ван Дал-лан вставил его в лампу, высек огонь и поджег. Из огня фонтаном посыпались искры и со звоном падали на стол золотыми и серебряными слитками. Ван Да-лан едва успевал подбирать их и подсчитывать. И чем больше он считал, тем сильнее разгоралась в нем жадность. Ван Да-яан обезумел от радости.
- У меня много денег! - бормотал он. - Но надо еще! Еще! Еще! Чем больше, тем лучше! Я стану богачом! Куплю угодья и поля! Построю усадьбу! Найму батраков!" Я буду только сидеть да кушать. Ха! Ха! Вот это славно!
Но от радости Ван Да-лан позабыл о словах старика. Масляный стержень сгорел и перестал выбрасывать искры. Золото и серебро исчезло со стола, и лежал на нем лишь один кусочек серебра, как раз такой, что окупал прокорм свиньи.
Ван Да-лан перестал бормотать и смеяться. Он даже рот раскрыл от изумления. И вдруг перед ним явился седобородый старец.
- Сын мой, - сказал он, - не печалься! Все, что добыто без труда, мелькнет перед глазами и исчезнет, А то, что добыто честным упорным трудом, остается и дает радость. - И старик исчез.
С тех пор Ван Да-лан перестал мечтать о богатстве и снова стал трудолюбивым крестьянином.
 

6.jpg