home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Ох-хо-хо - 02

 - Ну так вот, паренек, завтра твоей службе конец. Слушай же меня внимательно. Завтра вернется домой мой отец, станет тебя спрашивать, чему научился, мол. А ты ему скажи: я многому научился. Вот через голову перекувыркнусь - и подковою обернусь. Другой раз перекувыркнусь - гвоздиком стану, чтоб подкову ту подковать. А еще раз перекувыркнусь - в бела голубя превращусь. Он-то спросит тебя, чему еще научился, но ты знай помалкивай. И еще другое тебе скажу. Завтра воскресенье будет, и придет за тобой отец твой. А мой отец, по обычаю своему, сделает так: рассыплет он гречку по двору, и слетится во двор голубей белых видимо-невидимо. И ты среди них будешь. Тогда мой отец скажет твоему: "За сыном пришел, говоришь? Ну, что ж, отыщи среди голубей этих своего сына. До трех раз отыщешь - домой забирай. Но если и на третий раз ошибешься, все они так и останутся белыми голубями". Но тебя я научу как быть, и отцу твоему все объясню, только ты у самых ног его скакать норови. Тогда он узнает тебя, и ты вернешься домой. Эти-то голуби оттого и остались все голубями, что родители не признали их. Поблагодарил мальчик добрую девушку. На другой день Ох Хохо домой пожаловал. Стал он мальчика выспрашивать, но он в точности так отвечал, как дочь Ох Хохо наказывала. Вот понесла девушка обед в дом, а на пороге отец мальчика стоит, спрашивает, где сынок его. Девушка громко ему отвечает:
 - Теперь его нет здесь, но вот-вот придет. А сама тихонько шепнула бедняку, на какого голубя указать, чтобы сына вызволить.
 Ну, отобедали, вышел Ох Хохо во двор, спрашивает:
 - За чем пожаловал, почтенный?
 - Я за сыном моим пришел.
 Метнулся Ох Хохо в дом, вынес миску с гречкою. Высыпал гречку на землю, свистнул громко, и в один миг со всех сторон во двор голуби слетелись - шагу негде ступить. И все одинаковы, все белы! Да только отец мальчика знал уже, на которого указать, чтобы сына угадать. Показал он, как надо: вот, мол, сын мой! - Ну, твое счастье, что угадал, - говорит Ох Хохо, - не то остался бы он у меня навсегда. Что ж, твоя взяла. Сейчас перевернется он через голову и станет опять мальчиком, краше, чем был.
 Так и случилось. Обрадовался сыну отец, и отправились они вместе домой. Но по дороге отец призадумался, затужил. Господи, господи, худо бедняку: ну чем он сыночка родимого накормит? Нет в доме и крошки завалящей.
 Да только сын угадал его мысли. Спрашивает отца:
 - Что закручинились, батюшка?
 - Да вот беда какая, сынок, нечем мне тебя и попотчевать.
 - Об этом не печальтесь,- отвечает ему сын. - Я сейчас через голову перекинусь и обернусь красавицей собакой - легавой золотой масти. Ошейник на мне будет из золота, застежки на ошейнике брильянтовые, вместо поводка - золотая цепочка. А вы идите себе и меня ведите. Вскоре мы повстречаемся с каретой. И будут в той карете сидеть четыре барина. Они вас спросят: куда, мол, путь держите? А вы скажите, что на ярмарку собаку ведете. "А сколько ж вы за нее просите?" - скажут господа. А вы им: золота, мол, корзинку. Одно только помните крепко: собаку продайте, а ошейник не продавайте, в карман себе положите.
 Только он это вымолвил, как тут же через голову кувыркнулся и обернулся такой красивой легавой, что и отец залюбовался, глаз оторвать не мог. А тут как раз и карета показалась, навстречу им катит. В карете четыре господина сидят. Увидели они чудо-собаку, остановили карету. Спрашивают бедняка:
 - Куда ты ведешь собаку? Экая ведь красавица!
 - Да вот на большую ярмарку иду, продать хочу.
 - А сколько ж ты за нее просишь?
 - Она корзинку золота стоит, как отдать.
 - Но уж с цепочкой и ошейником вкупе?
 - Нет, их не продаю, только собаку.
 - Да куда ж я с собакой, добрый человек, ежели ты с нее ошейник с цепочкою снимешь?
 - Этого добра в любой лавке довольно. Отвалили ему баре золота, сколько просил.
 - Ну, давай сюда собаку!
 

13.jpg