home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Белый мышонок - 02

 То-то удивился бедняк, когда мышонок три золотых яблока принес, чуть не в пляс пустился на радостях! Тотчас яблоки в котомку сунул и чуть не бегом к королю.
 - Извольте принять, ваше величество, вот они, три золотых яблока. Король и так, и эдак яблоки вертел, со всех сторон разглядывал, но
 не нашел никакого изъяна. Яблоки точно те самые, из чистого золота, из сада волшебного. Какие он требовал.
 - Ладно, бедняк, яблоки сын твой добыл. Да только ведь еще два дела исполнить надобно. Ты ему вот что скажи: ежели к утру не построит он на месте твоего дома дворец золотой, точь-в-точь такой же, как мой, и чтоб так же на петушиной ноге вокруг себя поворачивался, утром казню я его, страшной смерти предам.
 Вот когда несчастный бедняк испугался! Разве ж под силу малюсенькому мышонку этакий дворец выстроить, когда он и с игрушечным домиком нипочем бы не справился. Одно дело яблоки выкрасть, а уж это... Даже заплакал бедняк, в дом войдя и сына увидев.
 - Ох, сыночек любимый, навлек ты на себя беду неминучую. Ежели к утру на месте нашей лачуги не встанет дворец, точь-в-точь как у самого короля, страшной смертью казнят тебя!
 А сын-мышонок ему отвечает:
 - И вы из-за такого пустяка убиваетесь, батюшка? Ложитесь-ка да спите спокойно и вы, и добрая матушка, а как проснетесь, чудо увидете.
 Когда совсем уж стемнело, выскочил белый мышонок во двор, вынул свисток да как засвистит! В тот же миг со всех сторон черти слетелись, и набралось их столько, что небо почернело, ни звезд, ни луны не видать. А старый хромой черт к белому мышонку подскочил и говорит:
 - Приказывай, мой повелитель!
 - Прежде всего этот дом разберите, да так, чтоб родители мои не проснулись, а на его месте золотой дворец поставьте, в точности такой, как у короля.
 Эх, началась тут у чертей свистопляска! Забегали они, завертелись, засуетились, однако ж к рассвету все было исполнено - вырос на месте бедняцкой лачуги дворец, словно век там стоял. Утром проснулись бедняк и жена его, глаза протирают, ничего понять не могут, друг дружку локтями подталкивают, друг у друга спрашивают: может, сон это? мы это или не мы?
 Белый мышонок к ним подбежал, смеется: вы это, вы, говорит, кто ж еще?
 Соскочил тут бедняк с золоченого ложа, парчовую одежу на себя натянул и побежал к королю. А тот уж давно у окошка стоит, на точный слепок своего же дворца смотрит. Бедняка он увидел издали, закричал:
 - Ах ты, колдун и отец колдуна! Не входи ко мне, стой где стоишь и слушай: чтоб к утру построил твой сын мост золотой между нашими дворцами и чтоб по обеим сторонам того моста золотые деревья росли, а на них золотые птицы пели. Иначе весь ваш род изведу!
 Пошел бедняк домой, но только на этот раз он не слишком-то опечалился. Если те два задания сынок выполнил, так уж, верно, и с этим справится, думал бедняк про себя - и не ошибся. Утром он уже по золотому мосту шагал к королю. И белого мышонка с собою взял. Вступили они в покои королевские, поздоровались как положено, бедняк и говорит:
 - Ваше величество, господин король, жизнь моя и смерть моя в ваших руках, только я на этот раз и сына с собой привел. Пора бы и свадьбу сыграть.
 Король было на попятную, отговариваться стал по-всякому, да только что же делать-то - слово дано, обратно не возьмешь. Призвали королевну. Ох, что с ней было, с бедняжкой, когда она своего суженого увидела! Уж она и плакала, и рыдала, и наземь семьдесят семь раз бросалась, а все без толку - созвали народ, свадьбу сыграли. Тут и вечер настал, молодые в спальню свою пошли. Плачет королевна, клянется, что нипочем не будет мышонку женой и чтоб не смел он до нее коснуться - она тут же голову ему свернет, не задумается!
 А мышонок подпрыгнул вдруг, через голову перевернулся и - вот чудо так чудо! - обернулся красивым и статным юношей.
 - Не бойся меня, прекрасная королевна,- сказал он,- я никакой не мышонок, а самый настоящий королевич, только лежит на мне страшное отцово заклятье: семь лет, семь недель и семь дней должен я белым мышонком прожить. Время заклятья еще не кончилось, так что гляди, никому на свете о том не обмолвись, не то нам обоим худо придется.
 

2.jpg