home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Чёрное урочище - 02

- Видите,- сказал Дюрка старшим братьям,- а вы-то меня чуть до смерти не убили за то, что добыл я огниво, кремень и трут. Вот не стану огонь высекать, пока вам вдвое оплеух не отсчитаю.
А братья с голодухи на все согласны: вдвое так вдвое, лишь бы костер поскорей развести. Да только у Дюрки сердце доброе было, отходчивое, не захотел он с братьями оплеухами да тумаками считаться; медлить не стал, вынул огниво, кремень и трут из кармана, и скоро заполыхал костер чуть не до неба.
Братья насадили косулю на вертел, стали над огнем поворачивать. Немного времени прошло, косуля прожарилась, накинулись охотники на мясо, оглянуться не успели - только кости да шкура остались.
Поужинав, улеглись братья отдыхать вокруг костра, только старший не лег.
- Вы спите спокойно,- сказал,- а я все ж посторожу до утра, чтоб беды какой не случилось.
Это он правильно надумал, потому как только-только заснули братья, прилетел трехглавый дракон и прямиком к медной колоде направился. Идет, тремя головами во все стороны крутит, из трех пастей огонь пышет. Увидел старшего королевича, так и кинулся - вот сейчас сожрет.
- Ну, помогайте, святые силы! - воскликнул королевич и выхватил меч.
Вжик, вжик, вжик - трех голов драконьих как не бывало.
Да, я вам чуть сказать не забыл: этот трехглавый дракон обитал вместе с другими двумя, пятиглавым и семиглавым, в бездонном озере, что по ту сторону Черного города - был там, немного подальше, город такой. По ночам драконы по очереди на Черное урочище летали - к роднику, значит, - и, напившись вдоволь чистой водицы, возвращались назад, в свое бездонное озеро. Потому-то и люди, и звери в этих местах появляться остерегались, знали: кто забредет ненароком, того драконы мигом сожрут.
 Ну так вот, убил старший королевич дракона трехглавого. Кровищи натекло невесть сколько, весь костер залило, хорошо, хоть одна головешка еще горела. К утру опять у братьев пылал большой костер. Разбрелись они по Черному урочищу кто куда, целый день дичь искали.
Вечером собрались у костра, двое спать легли, а средний брат караулить стал. И хорошо сделал: явился за полночь пятиглавый дракон на поляну. Да только на свою погибель прилетел, нечистая сила: средний-то брат тоже был парень не промах, снес он мечом все пять голов - не стало дракона. Крови натекло еще больше вчерашнего, совсем костер залило, единственная искорка осталась, да и та вот-вот погаснет. Но не дали братья огню пропасть, утром такой костер развели - любо-дорого смотреть!
На третью ночь пришел Дюрке черед сторожить. Старшие братья, спать укладываясь, наказали ему тотчас их растолкать, как только дракона увидит, - чуяли, что и этой ночью третий дракон непременно заявится.
- Гляди же, брат, разбуди нас, не то быть беде.
- Ладно, ладно, разбужу, спите пока, - сказал им младший их братец.
 Только те двое уснули, летит к роднику семиглавый дракон, огнем изо всех семи пастей так и пышет.
- А ну, подходи,- крикнул ему Дюрка,- тебя мне и надо!
Ух, какая тут началась схватка! Долго они бились, да так, что земля гудела, но младший королевич все же не стал братьев будить. Сам, один на один, с семиглавым драконом справился. Кровь страшилища злобного весь луг залила, погас костер, ни искорки не осталось.
"Что ж теперь делать? - думает Дюрка.- Огниво-то при мне, а кремень потерялся - как же огонь добыть? Без костра от холода пропадем".
Надумал королевич на высокое дерево влезть - может, сверху где-нибудь огонь увидит? Так и сделал. Взобрался на дерево, встал на самую верхнюю ветку, огляделся. Долго смотрел и на север, и на восток, и на юг, и на запад, нигде ни огонька не увидел. Но потом разглядел все же: далеко-далеко, может в трех днях пути, на поляне посреди леса густого вроде бы что-то светится, то слабее, то ярче. Как быть? Туда ведь и к утру не дойдешь, а надо еще обратно поспеть вернуться! Но костер там, видать, огромный, если отсюда, с Черного урочища, видно.
Решил Дюрка все же пойти да огонь раздобыть - иначе как утром братьям в глаза смотреть?
Отправился он в путь дальний, а на душе кошки скребут: никак ему не поспеть до утра обернуться, братья проснутся, что подумают?
 Не так уж много Дюрка прошел, а навстречу ему уж Полночь шагает. Он ей поклонился почтительно:
- Доброго вечера вам, тетушка Полночь. Куда путь держите, не в обиду будь спрошено?
- Какая ж в этом обида, сынок? Иду я прямиком на Черное урочище, как раз его час настает.
 

7.jpg