home


Авторизация

Рейтинг




main_image

Силач Янош - 03

- Ну, хватит, дяденька, шутки шутить, живо слезайте с дерева да рубаху наденьте.
 Медведь слезать и не думает, рычит:
- Рррав... ррав...
- Какое там рано! - кричит ему Янош.- Говорю, живо слезайте, дядя Михай!
Да только медведю говори не говори... Рассердился Янош по-настоящему, ухватился за дерево да с корнями выдернул и наземь швырнул вместе с мишкою, по лесу гул прошел.
 Застонал медведь, завопил от боли так, что лес загудел, а Янош и говорит:
- Сказано было, дядя Михай, хватит шутки шутить! А теперь, вишь, ударились больно. Ну, берите рубаху, одевайтесь!
Но дядя Михай и впрямь уже не шутил: встал на задние лапы, развернулся и такую оплеуху Я ношу закатил, что у того искры из глаз посыпались.
Тут и Яношево терпение кончилось.
А ну, надевайте рубаху, не то попляшете у меня, дядя Михай! - заорал он во всю глотку.
Да только с медведем что ж? - ори не ори, по-хорошему говори или злобствуй, он знай рычит да лапами передними машет, оплеухами сыплет и слева и справа.
- Так вы, значит, вот как! Ну, погодите же, дядя Михай! Схватил тут Янош дядю Михая и сам напялил на беднягу и штаны, и рубаху, да еще тычков не жалел, ежели тот не быстро руки-ноги сгибал. Покончив с этим, схватил Янош дядю Михая за руку и потащил за собой: надо ж было и стадо свиней собрать да к старосте гнать. Только дело нелегкое оказалось, не желали свиньи кнута слушаться: ее гонишь в одну сторону, а она в другую бежит, да еще оборачивается, клыки показывает. Срубил тогда Янош дерево сажени в три, стал им управляться, по бокам свиней охаживать - сноровистей дело пошло. Только кабан один, громадный да страшный, орясины не убоялся, повернулся и пошел на Яноша - вот сейчас пропорет клыками.
- Остановись, кабан, коли жизнь мила!
Не послушался зверь, хватил его Янош по клыкастой башке кулаком - из вепря и дух вон. Толкнул Янош тушу к дяде Михаю - займись, мол, пока я стадо соберу.
Дядя Михай справился скоро - целиком вепря сожрал, ни куска не оставил. Вернулся Янош, с досады рукой махнул.
- Уж половина-то вроде бы мне причиталась... Ну да ладно, помогите хоть стадо домой гнать.
А медведь рычит только:
- Ррав... ррав...
- Что значит рано, черт побери! Не рано, а в самую пору! - заорал Янош и такого ему дал тумака, что бегом побежал дядя Михай да вприпрыжку.
И на другой день к вечеру прибыли они к Старостину двору. Ох, братцы мои, до чего же староста испугался! Стоит трясется: еще бы, огромное стадо диких свиней во дворе! А Янош, ни словечка не молвив, загнал все стадо в сарай, одного кабана дяде Михаю на ужин зажарил, а после того подошел к старосте да и говорит:
- Ну, господин староста, ваших свиней я пригнал, но одно скажу: такого пастуха, как дядя Михай, нипочем не держал бы. Уж как я его уламывал, и просил, и грозил, но он и одеться сам не хотел, пришлось обрядить его силою. А ведь совсем обносился: исподнего и того на нем не было. И каравая белого не пожелал откушать, и от мяса жареного нос воротил: мясо он, вишь, сырым только ест - целого кабана слопал, не поперхнулся. Я говорю, домой, мол, пора, а он все "рано" да "рано", еле привел. Нет, был бы я старостой, сей минут от ворот поворот ему дал бы.
- Твоя правда, сынок, гони ты его, да подальше, чтоб в селе и духу его не было,- заторопился староста, лишь бы от медведя избавиться.
Пошел Янош во двор, взял медведя за ухо, вывел за околицу.
- А ну, ступай,- говорит,- дядя Михай, куда глаза глядят. Подхватился мишка и прямо к лесу дунул, только его и видели. "Ну,- думает староста,- от медведя я освободился, но вот с дикими свиньями как управиться? Эх, сколько их, видимо-невидимо!" Позвал староста Яноша и говорит ему:
- Вижу я, сынок, свиньи-то у нас в теле, забей ты их всех на рассвете.
Встал Янош ранехонько, еще и заря не занялась, всех свиней забил, начал одну за другой на огне палить. К утру что было у старосты соломы - ни соломинки не осталось.
 Староста говорит:
- Что ж, сынок, ступай к губернатору, попроси у него чуток соломы взаймы.
 Янош пошел к губернатору, тот ему говорит:
 

6.jpg